Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Криптография и Свобода - 2

Назад в будущее

Все шесть с лишним лет моего пребывания в Корее меня не покидало ощущение того, что я попал в СССР конца шестидесятых годов. Напомню современным читателям то время.

Сравнительно недавно закончилась Великая Отечественная Война. Многие фронтовики еще полны сил и здоровья, эти люди, прошедшие сквозь неимоверно тяжелые испытания, определяют моральный климат в стране. Победа, доставшаяся ценой огромных потерь, выдвинула на первый план все лучшие качества наших людей. Технари, физики, инженеры – уважаемые люди. Легких нефтяных денег еще нет, нефтяного чиновничьего разврата – тоже.

Как мне кажется, отношения людей к правительству и правительства к людям в СССР в 60-е годы и в современной Корее были во многом схожи. Корейцы сами, за счет своей дисциплинированности и работоспособности, построили в своей стране современную экономику, подняли уровень жизни народа, завоевали уважение и признание во всем мире. Но ведь и в СССР в 60-е годы было много схожих черт: советский народ сам восстановил свою страну после войны, поднял уровень жизни, создал ядерное оружие и космические ракеты и тоже был уважаем в то время во многих странах мира. До тех пор пока не появилась нефтяная халява…

Как тут не вспомнить философские истины, которые нам, советским студентам, вдалбливали все время: бытие определяет сознание, производственные отношения развиваются вслед за производительными силами, конфликт между производительными силами и производственными отношениями приводит к революции и прочая, прочая, прочая… А если перевести всю эту науку на простой и понятный язык, то, на мой взгляд, получилось вот что. До конца 60-х годов те, кто управлял СССР, зависели от своего народа, от результатов его труда, от наличия в СССР современных технологий, от того, как люди, создающие материальные блага, относятся к своему правительству. Вспомним Великую Отечественную Войну и тех, кто создавал и выпускал танки и самолеты, пушки и «катюши», патроны и снаряды. Была ли тогда возможна коррупция на уровне Бангладеш, Кении и Сирии? Если немного вульгарно подойти к марксистско-ленинской философии в СССР и под производительными силами понимать то, что непосредственно связано с производством: заводы, фабрики, конструкторские бюро, научно-исследовательские институты и т.п., а под производственными отношениями – коммунистическую партию и советское правительство, то до конца 60-х годов производственные отношения объективно были заинтересованы в том, чтобы производительные силы были современными и работоспособными. Как это у них получалось – другой вопрос.

И вот – открытие нефтяных месторождений в Сибири в конце 60-х годов, и, как следствие, появление легких нефтедолларов. Да гори они синим пламенем, эти заботы о производительных силах, производственным отношениям и нефтедолларов вполне хватает! Нефтедоллары стали определять сознание! И понеслось… В 70-е проспали научно-техническую революцию, компьютеризацию, мировую интеграцию в экономике, зато появился очередной культ: дорогой и любимый товарищ Леонид Ильич Брежнев. Ведь марксизм учил, что конфликт между производительными силами и производственными отношениями может привести к революции. Но это было очень давно, еще до появления телевидения и других средств массовой информации. А в 70-е годы Карла Маркса подправили: может и не привести, если производительные силы каждый день оболванивать по телевизору «дорогим и любимым» и прочим коммунистическим пустозвонством.

Итак, в СССР производительные силы были брошены на произвол судьбы в угоду нефтедолларам. А в Южной Корее - наоборот, производственные отношения были брошены на произвол судьбы в угоду развития производительных сил. В 60-х годах в Южной Корее установилось военное правление, основной задачей которого было развитие экономики, ибо халявных нефтедолларов в Южной Корее нет и вряд ли они появятся в обозримом будущем. И в полном соответствии с марксизмом, опережающее развитие производительных сил «подтянуло» за собой, причем мирно и ненасильственно, развитие демократии и гармонии в обществе, которые здесь с тех пор выступают в роли производственных отношений. В 1987 году военные сами передали правление демократически избранным гражданским властям.

А в СССР в 80-е годы – облом! Рухнули нефтяные цены, иссяк поток нефтедолларов. Современной экономики нет, караул, караул! Начинаем перестройку производственных отношений. Производительные силы при этом подождут. Голые полки магазинов, всеобщие дефицит и ажиотаж, революция в августе 1991 года – все в точности по Карлу Марксу, как ни пытались его все это время подправлять. Нефтяные цены затем опять поднялись, халява вернулась, с тех пор и до самого последнего момента так и висит над Россией это проклятие – нефтедоллары, которые не дают развиваться экономике, плодят коррупцию и презрение власти к своему народу, готовят очередную революцию. Неужели и вправду: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»? Ждем очередного падения цены бочки? Или Маркс все-таки был не совсем прав и не предвидел появления Интернет, который, в противовес телевизионному одурачиванию, сможет заставить правителей не лгать и не воровать, и тогда наложенное на Россию в 60-е годы проклятие спадет?

Если бы не эти проклятые нефтяные деньги! Коммунизма, как обещал Хрущев, наверное, не построили бы, но более-менее приличную и честную жизнь наш народ, прошедший войну, несомненно, заслуживал.

И вот, попав в Сеул, я убедился в том, что история знает сослагательное наклонение. Если бы не эти проклятые нефтяные деньги, то наша экономика пошла бы по похожему пути, по которому пошли корейцы, и я уверен, что к середине 80-х годов бренды советских фирм были бы распространены по миру не хуже, чем Samsung, LG или Hyundai. А вместе со здоровой экономикой мы получили бы здоровые общественные отношения, при которых человек, производящий материальные блага, занимает более высокое положение в обществе, чем тот, кто эти блага распределяет, реальное равенство всех перед законом, отсутствие вызывающего лицемерия со стороны власти.

Это, в общем, достаточно тривиальные философские истины, гораздо интереснее реальные, конкретные примеры из жизни корейцев и не только их, которыми я с радостью готов поделиться с читателями этой книги.

Korea. Example 1.

Интуитивно ясно, что пробки на дорогах в Корее неизбежны. Страна с высоким уровнем жизни, с высокой плотностью населения и большим количеством автомобилей на душу населения. На машине на север не поедешь, там наши братья по соцлагерю отбили всю охоту к ним ездить, остается только юг. Из Сеула на юг есть не очень-то много дорог, все-таки не наша равнина – везде горы. Летом, когда от жары в Сеуле плавятся мозги, те бедолаги - корейцы, которые решились поехать на своих машинах на юг искупаться на тихоокеанском побережье – километров 350 – 400 от Сеула, - могут из-за сплошных пробок растянуть свое путешествие на 10 – 12 часов в один конец.

За все время своего пребывания в Корее я не видел ни одной чиновничьей машины с мигалкой. Роскошные лимузины – пожалуйста. Но все они – в общей очереди, в общих пробках. А один случай меня особенно поразил.

На очередной осенний пикник нашу фирму вывезли на юг где-то километров за 150 от Сеула. После традиционной программы пикника вечером в субботу возвращаемся назад в Сеул, время – около 6 вечера, дорога – сплошная пробка, а до Сеула еще пилить километров 100. Я уже мысленно прикидываю, во сколько доберемся до цели, дай бог, чтобы к тому времени не закрылось метро. Поделился своими печальными мыслями с корейским боссом, а он мне в ответ: «Не бойся, сейчас выедем на трассу номер 1 и за час доедем до Сеула». Я сначала не поверил: трасса номер 1 – это основная дорога на юг, уж где-где, а там-то пробок должно быть еще больше. Но он мне пояснил: по инициативе Президента Кореи был принят закон о выделенной крайней левой полосе на трассе 1. Эта полоса предназначена только для автобусов, везде висят камеры наблюдения, за выезд легковой машины на эту полосу – штраф около 300$. В каждом автобусе пассажиров примерно в 10 раз больше, чем в легковой автомашине, поэтому логично предоставить автобусам отдельную полосу. «А как же высокопоставленные корейские чиновники, они что, на юг не ездят?» - спросит нормальный россиянин. Ездят. Но либо со всеми в автобусе, либо в своей машине в общей пробке.

Все в точности так и произошло. Выехав на трассу 1, наш автобус пробрался в крайнюю левую полосу, которую никто не занимал, газанул под 100 и через час мы были в Сеуле. А я все время вспоминал Кутузовский проспект и как там относятся к простым россиянам при проезде правительственных кортежей.

Korea. Example 2.

Фото похоже на наше картофельное поле. Только выращивают на нем не картошку, а красный перец – национальную корейскую еду. Дело было где-то в марте месяце, еще достаточно прохладно, вот грядки и укрыты пленкой. А за полем не сельский клуб, а здание национального корейского парламента. Уж не парламентарии ли решили выращивать здесь в свободное от заседаний время перцы? Если да, то такие парламентарии лично мне очень симпатичны. Тогда получается, что парламент – место для дискуссий, а рядом – место для совместного выращивания перцев после дискуссий, и всем такая демократия по душе.

Вообще-то про корейскую политическую систему можно тоже сказать пару слов, хотя в ее детали я особенно не вдавался. Но некоторые ее штрихи были заметны невооруженным взглядом. Во-первых, день выборов в Корее – всегда в середине недели и он объявляется выходным днем. На мой взгляд, не пойти проголосовать при таких условиях просто стыдно. А во-вторых, реклама кандидатов абсолютно равномерная, это видно даже иностранцу, прогуливающемуся в предвыборный период по улицам Сеула.

Hong Kong. Example 3.

        «Гонконг – свободный город, туда виза не нужна» - так уверял меня мой корейский босс mr. Lee. Все так. Почти.

Дело было в 2005 году. Мы с mr. Lee собрались в турне «Китай-Гонконг», причем сначала в Китай, в Шенг-Шен, тот, что рядом с Гонконгом, а затем и в сам Гонконг. Вроде как бизнес-турне, поиск потенциальных партнеров. Искали потенциальных производителей смарт-карт и их считывателей. В Китае – все подешевле, но качество лучше в Гонконге. Билеты на самолет куплены, и уже в самом корейском аэропорту Инчеон выясняется, что хотя Гонконг и свободный город, но не для всех. Россиянам в те времена туда требовалась отдельная виза. Вообще-то полуофициальная интерпретация была такая: в Гонконг свободно пускают почти всех, за исключением исламских террористов (Пакистан), бандитов и проституток (Россия). Хоть стой, хоть падай: через полчаса заканчивается регистрация на рейс, а в моем загранпаспорте есть виза в Китай, но нет визы в Гонконг. Поскольку рейс на самолет был до Гонконга и обратно, то в корейском аэропорту Инчеон приняли соломоново решение о том, что делать с этим русским: в Гонконге, не выходя из аэропорта, сразу же двигай на Ferry-Terminal, откуда отправляется катер в Китай. А обратно – точно так же: сразу с катера – на самолет, не переходя зону пограничного контроля. Причем перелет «туда» пограничники смогли проконтролировать: в Гонконгском аэропорту меня, не доходя до зоны пограничного контроля, встречала миловидная девушка с плакатиком «mr. Maslennikov», которая и проводила до того самого Ferry-Terminal, откуда отплывал катер в Китай. А вот обратно…

Mr. Lee был настроен как-то не по-чиновничьи: запланирована встреча в Гонконге с крупным производителем считывателей для смарт-карт – Advanced Card Systems (ACS). На руках есть обратный билет в Сеул, неужели в Гонконге на пограничном контроле не поймут, что я не бандит и не проститутка и не пропустят по российскому загранпаспорту без визы? Короче, идем через пограничный контроль в Гонконге, а там куда кривая вывезет.

На пограничном контроле в Гонконге кривая, естественно, вывезла меня к начальнице службы пограничного контроля. Это была сравнительно молодая женщина лет 30-ти, стройная и говорящая на безукоризненном английском языке.

- Почему Вы прибыли в Гонконг без визы?

    Мой корейский босс объяснил ей, что мы бизнесмены и хотим наладить сотрудничество с гонконгской компанией ACS. А я, достав из сумки свой Notebook, стал объяснять этой очаровательной женщине про CSP, электронную подпись и систему Internet Banking. И дальше произошло то, что не укладывается в голове у любого россиянина, хоть раз в жизни сталкивавшегося с российскими чиновниками. Начальница службы пограничного контроля Гонконгского аэропорта, проще говоря, обычная гонконгская чиновница, вдруг заявляет:

    - Да, я вижу, что Вы представляете интерес для моей страны. Прошу Вас, подождите немного, я попробую связаться с моим боссом и помочь Вам.

    Минут через 30 ко мне подходит ее подчиненный и говорит, что разрешение выдать мне визу получено. Нужно ее оплатить, это, если мне сейчас не изменяет память, 74 доллара, но оплатить нужно в местной валюте. Даю ему 100-долларовую купюру. Он извиняется за то, что мне пока не разрешен выход за пределы зоны пограничного контроля, и если я не возражаю, он сейчас сходит и разменяет ее. Сон какой-то. Еще через 15 минут этот чиновник приносит мне паспорт с гонконгской визой и 26 долларов сдачи. Занавес.

    Представим себе, на минутку, аналогичную картину, например, в Шереметьево-2: кореец прилетел в Россию без визы и на пограничном контроле начал что-то парить про CSP, электронную подпись и Internet Banking…

    Нет, не нужно в этой книге раскручивать дальше сценарий подобного фильма ужасов.


Назад                                Продолжение
В начало книги Криптография и Свобода - 2

Криптография и свобода. EXECUTE! Глава 4. Фальшивые авизо.

 

Глава 4

Фальшивые авизо

 

В 1992 году в России произошло очень много интересных событий. Накануне, в декабре 1991 года, распался СССР. Хотя многие потом приписывали причину его распада тройке Ельцин – Кравчук – Шушкевич, сообразившей в Беловежской Пуще, но на самом деле все еще очень сильно определялось позицией Украины, где намного раньше был референдум, на котором большинство высказалось за незалежность. СССР умер, новый, 1992 год страна встречала с новым – старым названием – Россия и с демократически избранным и близким к народу (особенно по спиртосодержащей части) Президентом.

С 1 января 1992 года были выпущены на волю цены. Стала очевидна причина ужасающей пустоты в магазинах накануне Нового Года: все торгаши придерживали товар, чтобы потом продать его подороже. Сразу стали вспоминаться сказки про зверства капитализма, где возмущенные трудящиеся объявляли забастовки при повышении цен на 20%. Дети, салаги, не видали настоящего повышения, раза в три меньше чем за месяц. Но тут, справедливости ради, надо сделать одно замечание: условия эксперимента были разные. У них, за бугром, товары при этом никуда не исчезали, а у нас, в самой справедливой и прогрессивной стране, вся власть принадлежала торговому народу, который волен был силою этой власти отменить на некоторое время всякую еду вообще.

И вдруг оказалось, что с 1 января 1992 года власть торгового народа рухнула! Враз не стало наглых продавщиц, кидающих в толпу пакетики с колбасой, теперь эта колбаса свободно лежит целый день на прилавках и никто ее не покупает. Денег таких нет, ибо цены – коммерческие. Как забавно было видеть неприступных еще вчера теток за прилавком, теперь вынужденных улыбаться и чуть ли не зазывать к себе покупателей. Только деньги подавай! Вот где их только взять в таком количестве?

Где-то примерно в июне 1992 года впервые произошло еще одно знаменательное событие: появился свободный курс доллара по отношению к рублю. Он, правда, был и при советской власти, что-то около 90 копеек за 1 доллар, но тех, кто пытался доллары купить или продать сажали в тюрьму: все операции с валютой были «свободным» гражданам СССР запрещены, вся иностранная валюта, по определению, принадлежала государству. Граждане довольствовались только валютой жидкой. И вот с июня 1992 года любой человек в России получал реальную возможность купить или продать американскую валюту, не опасаясь быть отправленным за это за решетку. В момент появления биржевых валютных торгов курс доллара составлял около 125 рублей, и он почему-то сразу же стал очень быстро расти, чуть ли не на 30-40% каждый месяц. Инфляция, неработающая экономика, разборки во властных верхах, негативные экономические последствия распада СССР – все это, конечно же, напрямую влияло на состояние нашей национальной валюты.  Экономика и раньше потихоньку загибалась, но таких простых критериев оценки этого процесса не было. Теперь же появился очень четкий, объективный и не зависящий от правящей элиты критерий: курс доллара по отношению к рублю. Он сразу же стал очень популярным в народе, наравне с прогнозом погоды, а резкое повышение этого курса вызывало заметное раздражение всего населения.

Но была еще одна причина столь резкого роста курса доллара – фальшивые чеченские авизо. Фактически отделившаяся от России мятежная республика быстро нашла способ легкого добывания больших денег с помощью изготовления фальшивых платежных поручений, передаваемых по обычным телеграфным каналам в системе платежей Центрального Банка России. Оказалось, что эти каналы практически никак не защищены от доступа к ним криминала, это самые обычные почтовые отделения связи, по которым любой человек может послать своей бабушке в другой город телеграмму с поздравлениями с Новым Годом. А может и платежное поручение для зачисления на подставную фирму суммы с достаточным числом нулей. Правила составления таких телеграмм были очень простыми и в них в то время практически не использовались какие-то серьезные методы проверки их подлинности.

В ноябре 1992 года курс доллара составлял уже около 400 рублей. Из них, по оценкам ЦБ, 200 рублей – реальная цена доллара, 100 рублей добавляло ближнее зарубежье, активно избавлявшееся от еще советских рублей, а 100 рублей – фальшивые авизо. Для преступников часто курс доллара не играл существенной роли, полученные по фальшивым авизо деньги надо было как можно скорее перевести в доллары, твердую валюту, и это, естественно, приводило к стремительному падению рубля.

Центральному Банку России потребовалась профессиональная, криптографическая система защиты от подделок телеграфных авизо. Но с одним существенным замечанием: она требовалась не просто быстро, а практически немедленно, любая задержка с ее внедрением приводила к колоссальным денежным потерям, раскрутке инфляции, росту курса доллара. А кто мог предложить ЦБ поставить какую-нибудь систему защиты за 2-3 месяца? Генералы ФАПСИ? Да кто из них захочет брать на себя такую ответственность и хлопоты! Да и не было в тот момент за душой у ФАПСИшных генералов ничего, кроме общих разговоров, теоретизирования и лозунгов, а здесь срочно нужно действовать, невзирая на начальственные указивки, не уламывая по несколько дней очередного генерала подписать очередную бумагу, не бегая по нескончаемому бюрократическому кругу. А надавить на них сверху? Но ЦБ – самостоятельная структура, надавить на ФАПСИ не может, а в верхах идет ожесточенная борьба за власть, им не до фальшивых авизо.

Это было по своему замечательное время. Сама жизнь, критическая ситуация, в которой оказался Центральный Банк, вынудили его искать для защиты от фальшивых авизо все возможные средства. Критериями поиска были быстрота внедрения и криптографическая надежность, устойчивая работоспособность и простота в эксплуатации. Первая же моя встреча со специалистами ЦБ, которая произошла в начале сентября 1992 года, сразу же прояснила для меня ситуацию: вот то, реальное и очень нужное дело, где появилась уникальная возможность применить на практике все то, чему нас, математиков, учили на 4 факультете, чему я посвятил столько лет своей жизни.

Execute! ЦБ спасли шифры на новой элементной базе.

Collapse )